Записки чайного охотника в поисках артефактов. Первые шаги в области непознанного…

1

Опубликовано: 19-11-2015 | Автор: Вадик Шелкопряд

Рубрики: Записки чайного мастера |

Каждый раз, когда я сажусь в самолет, я думаю, что если мы всё-таки долетим – это будет большое чудо. Точка входа и точка выхода, символическая смерть в одной реальности и воскрешение в другой.

Ты улетаешь оттуда, где чистый воздух и огромные пространства, родная речь и привычные стереотипы, а прилетаешь в плотноупакованную формацию, пропечатанную инопланетными символами, вздымленную ароматами лапши и трением шин о ландшафты посадочной полосы.

чайные туры

Здесь привычно и легко, а там интересно, странно и зачастую непонятно. И смешанное чувство одолевает тебя, когда с каждым новым «погружением в небо», ореол таинственности сужается и вопросов становится всё меньше, а потом происходит какое-то случайное движение, спонтанный импульс и Бац..!

Привычная картинка рассыпается, и ты вновь чувствуешь себя беспомощным ребенком который пытается нащупать границы своей люльки, летящей на разноцветных лентах за чайным драконом.

Бывает, что во время длительного перелета мы останавливаемся на пересадку. И если это холодный и степной Урумчи, то нам открывается разящая пропасть между севером и югом Китая.

Здесь живут Уйгуры, которые в давние времена входили в состав кочевых племён Хунну. Да, да, это именно для защиты от них была построена Великая стена, чтобы остановить бесконечные опустошающие набеги. Сегодня их старики и дети располагаются в залах ожидания международного аэропорта. Послушные и спокойные они посматривают в сторону таблоидов и сверяются со своими телефонами, чтобы не опоздать на свой рейс. Всё те же стёганые куртки с подкладками из овечьей шерсти дополненные космическими средствами связи — это апофеоз слияния древности и нанотехнологий, региональных традиций и духа глобализации, тысячелетних устоев и квантового скачка человечества в мир нереальных возможностей.

В больших и панорамных окнах аэропорта виднеется степь проштопанная сетью бетонных вкладок и взлётных полос. Из громкоговорителей звучат объявления на трёх языках среди которых местный диалект выделяется своим игрушечным звучанием. Как будто маленькая заводная машинка упирается в стенку на поворотах, а внутренний механизм продолжает бесполезно прокручиваться «Цзы-Бзды, Бзды-Зды».

Итак, тебя долбанных десять часов плющит и маринует на границе со стратосферой, все мыслимые и немыслимые позы ты принимаешь одна за другой и вот наконец, серебряная птица чиркает своими резиновыми бубликами о землю и после реверсивного торможения, которое вытряхивает из тебя остатки души и только после этого ты попадаешь на родину желтых предков в поисках артефактов.

Почему же именно артефакты интересуют меня, как чайного охотника и что это такое?

Сейчас я скажу очень банальную вещь. Каждый человек идёт своей дорогой. В мире нет двух одинаковых судеб, в которых бы совпадали мелодии жизни, а если и есть, то это только кажется, что они одинаковые. Так и Путь Чая вплетает в себя замысловатыми нитями судьбы разных людей, которые полностью отражаются в том, что они делают со своим чаем, как раскрашивают им свои будни и какими способами приготовляют на огне.

За восемь лет я видел огромное количество уникальных персонажей, каждый из которых по-своему понимал, что такое чай?

Это восторженные экспериментаторы, которые со всклокоченной кипой волос смешивают между собой всё, что попадает под ругу. Одинокие путешественники с большими рюкзаками и грустными глазами в которых отражаются чайные рынки и города. Учёные-буквоеды занятые бесконечными переводами китайских текстов на родной язык. Бизнесмены идущие к своей мечте через продажу вагонов с чаем в виде подножного корма для полудохлых животных. Экзальтированные гурманы выискивающие тона в полутонах и не переносящие на дух континентальные сорта. Чайные бармены-гастролеры, скитающиеся со своими столитровыми бойлерами по лучшим фестивалям страны. Охотники за чаем, которые в поисках уникальных сортов забираются в самую глушь Юннаньских джунглей и лично знакомятся с принцами малых народностей. Агрономы-любители, а в скоре и профессионалы, которые там же неподалеку выращивают и собирают своими руками чай с дикорастущих деревьев. Уличные артисты, добавляющие в свои трюки чайную церемонию. Добродушные чудаки запускающие по волнам радиоэфира чайные сказки. Хип-хоп гангстеры, продающие чаек под шумок уличных беспорядков и многие, многие другие…

Все они делятся на две группы из пигмеев и гигантов. Пигмеи стремятся стать ещё меньше и остаться наедине со своим чаем, а гиганты хотят увеличиться в своих размерах, чтобы доказать всему миру свою правоту. Но есть и третьи, те, кто просто наблюдают за происходящим заварка за заваркой.

В целом, моё онтогенетическое развитие включило в себя многие эти аспекты и сложно сказать, кто я сейчас? Но в определённом смысле можно сказать, что я даосталкер, скользящий в потоках перемен, раскачивающий маятник собственных переживаний между востоком и западом. Артефакты в моём случае – это попытка выразить свою идентичность, эссенция полученного опыта.

Артефактом может быть чайный лист, предмет и в некоторых случаях ощущение, которое конденсируется в жемчужную каплю, глядя в которую можно увидеть целый мир.

Да, к слову сказать, я не занимаюсь продажей чая, посуды и предметов интерьера. Я просто нахожу истинных владельцев этих вещей, я всего лишь перевалочная станции, на которой они осуществляют временную остановку и моя настоящая работа заключается в установлении гармонии в нашем мире с помощью моста, перекинутого с востока на запад. Ведь когда холодной зимой по венам начинает течь горячий красный чай, а «северные варвары» познают красоту изящных предметов мир на самую малость, но всё-таки приближается к гармонии.

Как же я ищу артефакты, спросите Вы…

Когда первый раз оказываешься в Китае, лицом к лицу тебя встречает однообразное разнообразие. То есть сначала думаешь, что на чайном рынке есть абсолютно всё, потом возникает ощущение, что чего-то не хватает и наконец, ты теряешься в изобилии и начинаешь всерьёз размышлять о том, что здесь вообще нереально найти то, что тебе действительно нужно.

Итак, сначала тебя охватывает радость, потом отчаяние.

И когда, сидя в закусочной после очередной дегустации пуэра с кусками мешковины, покрытого то ли плесенью, то ли пестецидами, ты нервно всасываешь в себя огненную лапшу, чтобы хоть как-то переключить своё внимание с ужасного послевкусия и унять дрожь в руках, раздается спасительный телефонный звонок и тебя приглашают в правильное место, чтобы попробовать кое-что стоящее…

Дальше ты цепляешься за спасительную нить и вытягиваешь одну за одной бусины новых открытий, как из бабушкиной плетёной корзинки, аккуратно освобождая драгоценность от налипшего хлама.

Китайские друзья задают твоему движению правильные траектории. В целом получается тот же хаос, но по рекомендации. Выстраиваются невидимые цепочки кода в виде: «Друг друга друг друга друг друга друг», когда оказывается, что все здесь держат друг друга за руки и если тебе что-то нужно, достаточно сжать покрепче одну из них и вот ты начинаешь попадать в правильные места и находить правильные предметы. Постепенно всё становится на свои места и тебя начинают узнавать в лицо.

А как обстоят дела с самими артефактами?

Если Вы представляете себе нечто похожее на меч короля Артура, сияющий своим величием, то в чем-то Вы будете правы, а в чём-то ошибётесь. Чайный артефакт – это вовсе не дорогая игрушка, доступная сильным мира сего, она может стоить также дёшево, как колесо от самоката, но при этом подсвечиваться изнутри невидимым очарованием. Это будет особенный объект с уникальными качествами. Если мы говорим о предмете, то в большинстве случаев это будет ручная работа, если мы говорим про чай, то скорее всего тоже. Ведь машина – это всегда тираж и утрата идентичности.

Например, я нашел «Восточную красавицу» из Юннань (обычно тайваньский сорт) — это белый чай собранный с больших деревьев, который обладает удивительной раскраской. С одной стороны он цвета слоновой кости слегка покрытый пухом, а с другой тёмно-бордовый. Разделение очень четкое и при переворачивании возникает ощущение полной трансформации. Как умелый игрок, этот чай с лёгкостью переходит между двумя сторонами своей личности. Его лист наделён удивительной пластикой, и природной грацией. Он элегантный, но не изворотливый, поэтому его двухсторонняя природа имеет отношение к культуре, а не войне.

Таких удивительных сортов я нашел с добрый десяток, и постепенно буду вести свой рассказ и о них. Локации, люди, предметы и чай на рынке Фань Цун и за его пределами… Каждый раз подобно потоку воды по вымытым руслам заходишь всё дальше и глубже понимаешь во всех тонкостях и деталях то, что тебя окружает. Я не избегаю одинаковых маршрутных карт, ведь они каждый раз разные…

Со временем вырабатывается особенное чутьё на поиск редких предметов и уникальных сортов чая. Тебя неудержимо начинает тянуть в глубину рынка, к обшарпанным и непримечательным лавочкам, ты всё охотнее заговариваешь со стариками, которые пьют чай из потрескавшихся гайваней и мамашами вокруг которых бегают дети. У каждого есть своё секрет, вот только важно понять, стоит ли его разгадывать?

Бывает, что потоптавшись у входа, отойдешь в сторону, словно что-то мешает. Иногда ныряешь с разбегу, как в озеро с тарзанки и пробуешь сразу самый лучший сорт, случаются и знаки на пути.

Чайный рынок Фан Цун живёт своей жизнью и в каждом из 3000 магазинов может быть что-то интересное…

Опубликовать в Одноклассники

Есть 1 комментарий.

Вадик, друг мой, всё в тему, всё в точку. Не знаю, как на сайте писать, отвечу тут. Я тоже летала в Гуанчжоу на Фаньцун, долго бродила по лавкам чайным, еще дольше бродила по мокрым ночным улицам, в ночи, в тишине, мучаясь бессонницей. Китай мне быстро надоел своей пестростью, своими резкими запахами, своей быстротой наступления ночи, но именно Китай явился для меня местом глубокого погружения в себя, раздумий, рефлексии всего происходящего вообще. Это было сильным погружением в себя…..потом тоже была адаптация, а после даже ломка и тоска по Китаю…

Написать комментарий